Продолжаю перечитывать “Евгения Онегина”

Летний сад – традиционное место для прогулок и с детьми по утрам в том числе. Предположим, что Онегины могли проживать на Набережной Фонтанки, на Пантелеймоноской улице (ныне Пестеля), на Литейном, на Спасской (Рылеева) или Моховой улицах.
К концу XVIII века этот район постепенно превращается из района квартирования Преображенского полка, рабочей слободы и некого «заднего двора» - тут, например, находились погреба, в которых хранили урожай зелени и корнеплодов из Летнего сада для нужд царского стола, в аристократический район.
«Когда же юности мятежной
Пришла Евгению пора…»
- в шестнадцать-семнадцать лет юноша заканчивал свое обучение и поступал на службу, или выходил в свет. В восемнадцать лет молодой человек получал от родителей положенное ему годовое содержание и поселялся отдельно. Так что получается, что шел 1812-1813 год, когда наш «…Онегин на свободе…».

Вот так мог выглядеть Онегин: «…острижен по последней моде…как dendy лондонский одет…». Модная французская прическа того времени: «волосы а la Titus, завитые и поднятые наперед, назади очень короткие» («Московский Меркурий», ч. I, 1803, с. 75). в подражание античным бюстам.

И зажил Онегин бурной жизнью молодого франта, не обремененного обязанностями и службой:
"Бывало, он еще в постеле:
К нему записочки несут. …»

Продолжение следует...

Вы можете оставить комментарий, или поставить трэкбек со своего сайта.

Оставить комментарий